Галактический чат знакомств как поднятся до папы и скачать

Отшельник (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Как подняться в янде. Галактика знакомств - долгожданный интерактивный галактический java-чат с персонажами Для этого нужно 1) Скачать чат Галактика Знакомств. 2) Просто ввести свой ник персонажа и Поднимать свои персанажи с новичка до папы ангела,бога,всемогущего,мистор вселенная. Скачать Галактику на ПК (прямая ссылка на файл Яндекс.Диск). Galaxy на компьютер · Java Скачать чат Галактика Знакомств для телефона версия. В этом топике публикуются только конкурсные работы. Обсуждение и прочее , пожалуйста, пишите вот тут #1 Запечатление Вселенной.

Можно невинным голосом сослаться на него и выклянчить себе незапланированную поблажку: Более того, каждый год терпеливо пережидала, когда же это неприятное событие пройдет, как грозовая туча над головой, и можно будет снова расслабиться и жить.

Обычно под эту самую "дату Х" случалось что-то напряжное, ну или просто ее колбасило не по-детски: К тому же на улице с редким однообразием из года в год лил занудный мелкий дождь, и угораздило же родиться в конце октября!. Всё один к одному, полный джентльменский набор. Что интересно, уже в первых числах ноября депрессия обычно улетучивалась без следа, будто корова языком слизала.

Яна еще в детстве наполовину в шутку заключила с распорядителями своей судьбы своеобразный пакт о ненападении: Но взамен пускай все остальные триста шестьдесят дней в году на душе будет солнечно и светло, вроде заслуженной компенсации.

Однажды она вычитала в случайно подвернувшемся под руку астрологическом журнале, что приступы хандры именно под ДР могут быть связаны со звездами и планетами, что в момент ее рождения восходили над горизонтом.

Вот против них, пожалуй, не попрешь Там еще как-то по-хитрому всё объяснялось - поврежденное Солнце, что. Кто его так жестокосердно повредил, Яна уже не помнила: Хотя вполне возможно, эти ее заморочки начались намного раньше, не стоит слишком глубоко копать - звезды, планеты, гороскоп с повреждением Достаточно припомнить первый свой сознательный день рожденья - ей было года четыре или пять, около.

В тот день Янка проснулась с радостным ожиданием, что вот сейчас откроет глаза и увидит у своей кровати отца. Он как раз был в рейсе, но обещал именно на день варенья вернуться, для верности еще и секретным рукопожатием скрепили перед отъездом. И мама тоже пообещала, наговорила с три короба Но отец не приехал. Яна прождала у двери весь день, в гостиной без ее участия вовсю веселились какие-то едва знакомые и подвыпившие как она сейчас понимает родственники.

Время от времени кто-то из гостей вспоминал про виновницу торжества, Янку вылавливали из прихожей и заставляли петь изрядно набившие оскомину детсадовские песни. Ну, или декламировать "на бис" дурацкие стихи, час от часу не легче Что хуже всего, ежесекундно порывались погладить по голове и слюнявили поцелуями, особенно одна необъятная тетка в цветастом платье, с усами над верхней губой, в точности как у пирата.

Усы эти, помнится, напугали Янку чуть не до истерики: А мама и не думала защищать, наоборот, сердилась, называла ее "букой" и с очаровательной улыбкой объясняла своим залетным гостям, что "это у малышки от Владимира". Не от нее, словом, - чтоб, не дай Бог, не подумали!. Точно, это было Янино пятилетие, потому мама и решила пышно отметить - рассудила, что по всем меркам юбилей.

Папа тогда вернулся из плавания только через месяц. Лишь намного позже Яна окольными путями выяснила, что в последнюю минуту начальство всё переиграло и его судно отправили куда-то в сторону Африки.

Позвонил он на следующий день после того злосчастного ДР, когда Янка уже все глаза себе проревела.

КИНУЛ ДРУГА В ГЕЙ ЗНАКОМСТВА - Веб-Шпион #4

Мама с обычным своим упорством пыталась подсунуть ей новую куклу - точно такую же, как в витрине ЦУМа, они добрую сотню раз мимо нее проходили по дороге из детсада. Притворно таинственным голосом матушка убеждала, что это "прямиком от папы". Она всегда разговаривала с Яной как со слабоумной, даже в том нежном возрасте напрягало. Не могла уже выдумать что-нибудь правдоподобнее! Времена сопливого детства давным-давно прошли, страсти малость улеглись, и все равно Янка каждый год мечтает на двадцать девятое октября уехать куда-нибудь далеко-далеко Чтоб никто и словом не вспоминал про этот ДР и был самый обыкновенный будничный день.

Или наоборот, чтобы все разом вспомнили и рвали на себе в отчаянии волосы: Как говорится, "свежо предание, но верится с трудом". Хотя есть еще одна причина, почему Яна не горит желанием возвращаться домой - только ох как не хочется в ней признаваться! Как сказала бы Маргарита Павловна из любимых "Покровских ворот": Не так-то много их и было, всего три или четыре: И главное, благопристойно все до невозможности: Ну, почти что никаких - все мы люди, все мы человеки.

И возвращалась домой она не так уж поздно, около полуночи - ну, максимум в час, - могли бы уже великодушно закрыть. Так нет же, взъелись так, что с Янки только перья полетели! Больше всех бушевала мама: В этом месте Яна не удержалась и позорно пустила слезу, вот за это сейчас стыдно Просто обидно стало до предела: Папа от ее хлюпанья, кажется, растерялся, но вмешалась мама: Так что правило про комендантский час остается в силе, никакие крокодильи слезы тут не помогут.

Вот Яна со зла и ляпнула, персонально для отца: Да что там говорить, безобразнейшая вышла сцена И как раз перед днем рожденья, не могли хотя бы несколько дней обождать! Но и это еще не все: Точно воды в рот набрал, еще и смотрел осуждающе, как последняя ханжа. Папу-то понять можно - родитель, как-никак, - но брателло!. У самого же рыльце в пушку: Короче, со стороны Ярика это было чистым предательством. После лицея домой и носу не сунула, сразу же окопалась у Гали.

Подруги скинулись своими скромными девичьими финансами и подарили ей острые, как бритвенное лезвие, фирменные коньки - видно, прозрачно намекали на открывшийся летом в Комсомольском парке каток. Если честно, то Янка больше обрадовалась не конькам - она и кататься-то на них не умеет, этого девчонки не учли!

Значит, любят, ценят и уважают, ну что еще от этой жизни нужно?. Что подарили ей родители и Ярик если вообще что-нибудь подарили! А посему пребывала в крайне сардоническом расположении духа, прямо на физиономии было написано Наверно, как раз из-за этой маленькой детали домашние все, как один, ограничились короткой по-армейски поздравительной речью и быстренько из ее комнаты улепетнули. Один Ярик блеснул на выходе нерастраченными залежами остроумия: А "телепузик" сделал этакий финт хвостом Все же лучше, чем фальшиво улыбаться и старательно делать вид, что ты дико счастлива, захлестывает с головой от неслыханной радости и энтузиазма.

По поводу "как отмечать" разгорелась целая баталия, да что там - Бородинское сражение, Ледовое побоище, битва при Ватерлоо! Юлька хотела на дискотеку и купаться Яна от души понадеялась, что это она не всерьез, а просто вошла в лицейскую клоунскую роль и забыла из нее выйти. Галя гнула свою несгибаемую линию и всячески упирала на вечеринку с разлюбезными одиннадцатиклассниками чему Яна нисколько не удивилась.

Зая же больше всего переживала на тему торта, маленький Пятачок. Алька с Марианной снисходительно молчали, так что ничего другого не оставалось, разве что обратиться к Яне, как в последнюю инстанцию. Но Янка не хотела вообще ничего, встала в позу обиженной жизнью: Короче говоря, решили взять в прокате какую-нибудь комедию и зависнуть просто так на всю ночь, благо Галина мама не возражала, еще и гору хавчика наготовила Она к Яне относится как к родной, даже неудобно иногда бывает перед девчонками.

Его интонации Янке что-то не сильно понравились, не внушили особого доверия, так сказать. Мы уже всё запланировали, вон даже гадать собираемся, - перебила она с поспешностью. На том конце провода опять помолчали, после чего папа с подозрительно задушевными нотками попросил: Галька только этого и ждала: Я за ней прослежу, - и голос при том серьезный до убийственности, а рожи тут же на месте корчит такие, что закачаешься!

Хотя на то она и Наполеон, если смотреть по соционическому типу Куда уж нам, Есениным, с Напом-то тягаться! У нас уже всё готово! Володя отключился, не попрощавшись, - надоело с этими двумя красавицами спорить.

Они с самого детства при малейшей опасности извне сбивались в могучий непробиваемый фронт, стоило лишь собраться вдвоем. Ему как-то в одночасье стало всё равно - хотя, может, следовало бы дочке прямым текстом разъяснить, в чем дело, обрисовать ситуацию Опять заела эта спесивая гордость, которой еще с незапамятных времен успели отличиться многие Вишневские!

Если верить невнятным семейным преданиям. Он уже столько за свою жизнь от этой надменной сдержанности натерпелся, и всё равно туда же О чем Янка не подозревала, так это о том, что своим непредвиденным исчезновением сорвала мамины наполеоновские планы о домашнем банкете - своеобразная попытка примирения. Целый день на плите жарились-шкварились ее, Янины, любимые лакомства и дожидался в холодильнике своего часа огромный кокосовый торт.

Марина, очевидно, твердо для себя решила, что пятнадцать лет - вполне круглая дата, достойная отмечания с королевским размахом.

EVE Contest - Жизнь До. Конкурсные работы - phoegacuca.tk

Володя невольно женой залюбовался в этом пылу бурной куховарской активности: Ее всегда кажется немножко слишком много: Позвонила после последней пары, торопливой скороговоркой сообщила, что задержится, и бросила трубку, словно опасаясь каких-то с ними разборок. А потом еще и этот ход конем - гадать они собираются!. Теоретически к ней не придерешься: Марина ведь держала все приготовления в строгом секрете, хотела устроить малой сюрприз.

Но всё равно заметно приуныла. Это еще мягко выражаясь. Опустила руки и разом потухли зеленые колдуньи глаза - расстроилась Марина Да и его, Володю, такое наплевательское к ним отношение сильно покоробило, незаметно для себя стушевался и затих, оставив в сторону свои привычные шутки. Нет, за тот трудный разговор с дочерью и ультиматум с комендантским часом он себя не винил - давно уже следовало ее приструнить, а то слишком девица-красавица разгулялась, на голову вылезла! Да только время они с Мариной выбрали неудачное, за два дня до Янкиного дня рожденья.

Ну что ж, и метла раз в году стреляет, накипело Один Ярик обрадовался нарисовавшемуся свободному вечеру и удрал на мотоцикле со своей Еленой Премудрой, следуя старинному пилатовскому принципу "я умываю руки".

А они с женой сидели в гостиной за накрытым белоснежной скатертью столом и приличия ради ковыряли серебряными сервизными вилками наготовленный ею ужин из шести перемен, включая десерт. Володя достаточно мирно возразил, злость на малую уже успела перегореть: Кнопка бесцеремонно опиралась коленом о моё бедро, прицельно попав во вчерашнюю гематому; травма почти зажила, но на такое обращение отреагировала тупой ноющей болью.

Возьми билет до дома на вечер, к тому моменту в любом случае что-то прояснится. Если, конечно, других важных дел у тебя здесь. Так что либо я тебе сегодня всё скажу, либо придётся долго ждать. Я раздражённо поморщился, пытаясь скопировать укоризненный взгляд собственного тренера. Судя по тому, как стушевалась девушка, получилось неплохо. Повышать образование и социальную адаптированность к суровым условиям реального мира, - проворчал я, поднимаясь. Дольше продолжать разговор не имело смысла, и я отправился к себе в номер: Связаться с генералом Зуевым -- это был, пожалуй, самый очевидный и самый разумный выход.

Мои отношения с отцом были не то чтобы напряжёнными или очень плохими, они просто почти отсутствовали, особенно в последнее время.

Он не одобрял ни мой выбор занятия, ни образ жизни, ни некоторые аспекты моего поведения. Молчал, - отец старался не давить на нас, и за это я был ему благодарен, - но не одобрял. Я хорошо понимал, почему, и, в общем-то, не имел к нему никаких претензий, но старался лишний раз не мозолить. Да и вообще чем дальше, тем больше избегал появляться в доме у родителей: Не хотелось слушать тревожные причитаний мамы о моём здоровье, да и задумчивые взгляды отца здорово напрягали.

Из всей семьи я поддерживал контакты с двумя людьми: С Варькой меня разделяли всего два года разницы, в детстве мы были весьма дружны, да и вообще она, наверное, была единственным человеком из всей семьи, которого я по-настоящему любил помимо матери. Но с ней тоже было сложно: А спорить с ней мне хотелось меньше.

С Семёном же мы никогда не были особенно близки, - в детстве девять лет разницы представляют серьёзную помеху для возникновения дружеской привязанности, - но наши взаимоотношения были гораздо более доверительными, чем с отцом. Может, потому, что в раннем детстве старший брат возился со мной и сестрой гораздо больше, чем отец? Сложно сказать, да и какая теперь разница, с чего всё началось и кто в чём виноват.

Просто всё сложилось так, как сложилось. Собственно, именно Семёну Зуеву я отправил вызов, добравшись до комнаты. Зря он что ли всю свою жизнь посвятил разведке? Правда, в последнее время работа, бывшая прежде любимой женщиной этого человека, существенно сдала позиции семейным ценностям, но до ухода на покой было ещё очень. Я вообще склонялся к мысли, что, подобно отцу, брат выйдет в отставку только вперёд ногами.

Смотри-ка, и морда целая, - усмехнулся Семён, с интересом разглядывая. Всегда знал, что ты крут, но это было буквально нечто! Давай, выкладывай, что у тебя стряслось. Сём, если бы тебе надо было искать пропавшего на Гайтаре человека, с чего бы ты начал? Ладно, я тебя понял; кого хоть искать надо? Ещё его сестрёнка всё время с нами таскалась, мелкая рыжая пигалица.

Сегодня меня нашла та самая сестра и сообщила, что он пропал именно. Я обещал помочь выяснить его судьбу. Или у неё есть какие-то основания предполагать иное?

Да я понимаю, всё это глупо; но она ведь сама туда попрётся, жалко же девчонку. Там довольно уютно, зуб даю. Сём, я, наверное, дурак, но мне почему-то кажется, что Кир так просто не пропал. Да нет, не по работе, это Ванька, - глянув куда-то в сторону, проговорил брат с мягкой улыбкой. Короче, я пойду поищу, а тебе пока вот какая пища для размышлений. Я правильно понял, что с этой девочкой ты давно не общался? Так вот, подумай, откуда она могла взять твой контакт; если бы это было так просто, тебя бы с утра до ночи осаждали поклонники.

Вернее, в твоём случае скорее идиоток. Дело, конечно, твоё, но лично мне всё это кажется подозрительным. Ладно, я понял, послушаюсь мудрого совета тёртого разведчика, - я не удержался от улыбки. А я, как и обещал, всерьёз задумался. Глупо было отрицать справедливость высказанных Семёном подозрений: Способов сделать это лично я видел всего несколько, и только один не был подозрительным: Людей, у которых имелись контакты моей болталки, в мире было очень немного; семья да ещё несколько близких знакомых.

Так что в итоге я решил начать именно с этого варианта. У этого парня, - а выглядел он в свои сорок лет на шестнадцать, - было несколько важных достоинств, делавших его незаменимым. Во-первых, обаяние и умение при необходимости без мыла пролезть в любую щель, выяснить и организовать что угодно. Во-вторых, отличная память и вставленные нужным концом очень практичные и расчётливые мозги; я в сравнении с ним чувствовал себя наивным ребёнком. Ну, и, в-третьих, кипучая неуёмная энергия, которая порой, перехлёстывая разумные пределы, превращалась в недостаток.

Вспомни, пожалуйста; ты в последнее время никому не давал мои контакты? Уотс парень занятой, он не любит долгие расшаркивания. Нет, потерпеть-то потерпит, но зачем, если я тоже этого не люблю? Очень она с тобой поговорить хотела; дай, думаю, помогу девочке.

Или она что-нибудь не то учудила? Даже если от неё что-нибудь куда-нибудь утечёт, через неделю этот контакт станет пустышкой. Я своё дело знаю, - Уотс опять расплылся в улыбке. Как там было у классика Чту уголовный кодекс. Ирвин кивнул и отключился, и почти в тот же момент я получил входящий от Семёна. Там какая-то мутная история.

Вроде он под собственное дело денег у кого-то не того занял, или кинул на деньги; короче, задолжал изрядно, и попёрся туда в попытке сорвать сразу и. Более того, этот кретин не нашёл ничего лучше, чем податься в заведение папаши Чуна. Если в двух словах, это вроде того, чем занимаешься ты, но -- по правилам хозяина. Учитывая, что этот старый говнюк -- крупный работорговец, у твоего приятеля были все шансы выжить.

Вот только для установления его местонахождения нужно будет потратить много времени и сил. Было бы моё ведомство, я бы тебе нашёл человечка под это дело, но Китагуро уж очень принципиальный и правильный мужик, он против инструкций так грубо не попрёт.

Я, чёрт побери, на твоём месте тоже полез бы сам, потому что это самый напрашивающийся вариант. Профессионалов, которым это можно доверить, вокруг хватает, но они все при деле; причём тут важнее чтобы человек был надёжный и лично заинтересованный.

Там не настолько опасно, чтобы прямо прилетел и пропал, особенно если есть голова на плечах и способность постоять за. Придётся побегать, но, в принципе, всё зависит от того, куда твою пропажу продали, а то, может, удастся договориться полюбовно и просто выкупить его обратно, не такой уж он и ценный кадр.

Может, мне в отпуск отпроситься да с тобой махнуть? Если придётся эвакуировать меня, твой Китагуро сжалится? Вань, я в тебя верю, но ты шкуру всё-таки побереги, она у тебя призовая и очень ценная, - улыбнулся брат. Слушай, Сём, не в службу, а в дружбу; можешь приглядеть за сестрой моей пропажи? Если что, подстроим ей арест и непродолжительные каникулы, заодно я с будущей родственницей познакомлюсь.

Пусть думает что хочет, но между проявлениями совести и судьбой громадная пропасть; уж слишком Кнопка не в моём вкусе. А если она всё-таки нарушит обещание и попробует сама последовать за мной, то с таким человеком мне даже как с приятелем не по пути. Наверное, единственная черта характера, которую отцу удалось воспитать во мне в полной мере и по своему образу и подобию -- верность слову.

И неприязнь к людям, которые этой чертой не обладают. Жизнь на чемоданах -- отнюдь не лучший вариант существования, но порой, вот в такие моменты, она упрощает многие вещи. Сборы в любую поездку занимают минут десять, не больше: В этот раз, впрочем, к сборам пришлось подойти более ответственно и дополнить привычный установленный годами набор парой не самых приятных мелочей, которые, тем не менее, могли сослужить мне хорошую службу, или даже спасти жизнь.

Правда, для их получения требовалось совершить ещё один звонок. Соломон Гольдштейн был старше меня в два раза, но общались мы как старые приятели -- слишком часто приходилось встречаться. Темноволосый, худощавый, с большими печальными глазами и грустной улыбкой, этот человек был, что называется, доктором от бога и имел без преувеличения золотые руки.

Те факты, что все мои кости были совершенно целы, невредимы, срастались быстро и правильно, а физиономия по-прежнему отличалась симметричностью, были исключительно его заслугой. Как и не отбитый и не отравленный лекарствами мозг. Он числился моим личным врачом и к этой работе подходил со всей ответственностью, как к личному делу чести. Так что я питал к Солу чувство глубочайшей признательности и уважения к его профессионализму и ответственности.

Можно сказать, любил как родного. Мне нужен рецепт на "Тридарон", лучше на пару упаковок. Гольдштейн задумчиво пожевал губами, очень пристально меня разглядывая. Не волнуйся, я всё помню: Хочу попробовать вытащить оттуда одного человечка, и я не уверен, что он будет в этот момент в удовлетворительном физическом состоянии.

Может статься, его придётся подбодрить, - пояснил. Под печальным взглядом его весьма выразительных всепрощающих глаз мне почти стало стыдно, но отступать я в самом деле не собирался. Я проведу разрешение через пару минут, можешь покупать.

Заодно приготовлю всё необходимое, если твой "крайний случай" окажется совсем уж крайним, и придётся снимать тебя с этой отравы на второй стадии. Только я тебя умоляю, Вань, не достань нигде ещё и третью дозу и помни про противопоказания, ладно? Нет, я тебя даже тогда вытащу, но очень хочется обойтись без этого, потому что организм совершенно пойдёт в разнос. Ты хороший парень с замечательной наследственностью, и я искренне желаю тебе долгой полноценной жизни, а не до семидесяти инвалидом на лекарствах.

Да, митрадонол туда присовокупи в одноразовых дозах, хорошо? Но -- ладно, добавлю, - вновь со вздохом кивнул Гольдштейн. Андреем Петровичем Емельяненко звали моего тренера, и за всё то, что я умел сейчас, нужно было благодарить именно его упорство и тяжёлый характер. Низенький, худощавый, довольно слабый физически, он был потрясающим тренером и обладал воистину железной волей. Когда он выходил из себя и начинал кричать, потрясая кулаками, - а голос у него был совсем неподходящий для такого тщедушного человечка, низкий и весьма сильный баритон, - это выглядело почти анекдотично, потому что мне Петрович буквально "дышал в пупок", не доставая макушкой до подмышки.

Как раз он и был моей семьёй в гораздо большей степени, чем семья родная. Направлял, наставлял, морально поддерживал в моменты неудач и воспитывал. При всей суровости и строгости, Петрович обладал одним редким и немаловажным качеством: С генералом Зуевым они лично знакомы не были, держали вежливый взаимоуважительный нейтралитет и заочно друг друга недолюбливали, не горя желанием знакомиться ближе. Мне надо две недели, максимум месяц, отпуска. Обязуюсь не потерять форму. И куда он вляпался, если тебе нужен целый месяц?

И что вообще за друг такой?! Слишком он тщеславный был и неосторожный для нормального бойца, самонадеянный. Этот мог вляпаться, и даже должен. А ты-то тут причём? У нас вроде компетентные органы для этого. И, боюсь, кроме меня больше некому, - пояснил. Тренер ещё некоторое время помолчал, пристально меня разглядывая. Главное только, не сказать, куда именно Кир подался. А то меня не то что не отпустят, в самом деле шею свернут! Неплохо вчера выступил, считай это отпуском, - смилостивился.

Не вернусь, - два раза кивнул. Чёрт с тобой, проваливай. Связь только держи, понял меня? Самая сложная часть подготовки на этом закончилась. Оставалось заказать лекарства, найти трансфер и обрадовать "заказчицу" моего нынешнего "боевого вылета" тем фактом, что Кир с большой долей вероятности жив.

С транспортом всё сложилось наилучшим образом. Отсюда до Гайтары было сравнительно недалеко, и с учётом пересадки я мог добраться до планеты всего за четверо суток. Лекарства, - при наличии разрешения от Гольдштейна, - тоже оказалось несложно достать. Митрадонол, - мощное обезболивающее и ранозаживляющее средство, которым я планировал укомплектовать аптечку, - могли продать и без рецепта, но перестраховаться было нелишне. А вот второй, - или, наоборот, первый, - препарат относился к тому списку, выдавать который могли далеко не все врачи.

Тридарон являлся мощнейшим стимулятором. С его помощью выводили людей из комы, из шока, лечили переохлаждения, некоторые психические заболевания, ещё что-то, я не вдавался; в общем, он был действительно полезным и местами почти чудодейственным лекарством. Мне же он был нужен потому, что скачком и на продолжительный период времени взвинчивал физические показатели организма до заоблачных высот: Им же я планировал взбодрить и Азарова, если удастся его найти и не удастся договориться с его нынешними хозяевами полюбовно, а сам Кир будет в плохом состоянии.

За продолжительный приём этого лекарства приходится платить очень дорого, но я тешил себя надеждой, что это -- просто перестраховка. Хотя чутьё, прежде очень редко меня подводившее, подзуживало прихватить ещё и пару пушек.

Но мои отношения со стрелковым оружием, даже с интеллектуальным, по жизни не сложились, хотя Семён и пытался вбить в меня какие-то навыки. В конце концов брат в сердцах высказался, что эта пушка умнее меня, и в моих руках с большой долей вероятности обратится против владельца.

Я же утешал себя, что достичь совершенства во всём невозможно, и что я без пушки опаснее большинства вооружённых потенциальных противников. Разговор с Кнопкой оставил по себе странное ощущение.

Мне показалось, что девушка не то не рада, что брат на самом деле жив, не то всерьёз расстроена, что я не беру её с собой на Гайтару, не то В итоге я лишний раз порадовался, что попросил Семёна приглядеть за этой деятельной особой, и отправился в сторону космодрома. Сложно сказать, какой именно чёрт понёс меня проявлять благородство по отношению к человеку, который в настоящее время был мне совершенно чужим.

Что Кир, что его сестрёнка были уже совершенно другими людьми, я был другим; не теми детьми, которые вместе проводили свои дни на далёкой Земле, гордо именовали себя друзьями и клялись никогда не расставаться. Перед чужим и почти незнакомым человеком? Я бы вполне пережил, если бы Екатерина отправилась на Гайтару сама и сгинула.

Посочувствовал бы, расстроился, да, но не более того; Семён был совершенно не прав в вопросе моего отношения к девушке. Да и судьба Кортика меня, признаться, трогала мало. В конце концов, вляпался он не по чьей-то вине, а по собственной глупости. Глупость же должна быть наказуема. А если человеку везёт, и за какой-то мелкий проступок наказание не следует, он входит во вкус и начинает совершать ошибку за ошибкой, попадая в конце концов из мелкой неприятности в большую беду.

Что и случилось сейчас с Киром. Как ни странно это звучит, мне, наверное, просто захотелось приключений, захотелось развлечься, отвлечься и пощекотать нервы.

Мне объективно был нужен отдых, какая-то смена деятельности, возможность не думать и не зацикливаться на проблеме, а переключиться на что-то кардинально другое.

И Кнопка просто очень вовремя подвернулась под руку. Пожалуй, неделю назад я бы и не подумал разбираться с этой проблемой, и уж всяко -- не собственными руками.

Да, я обратился бы к Семёну с тем же вопросом, но, получив ответ, как максимум попытался бы найти человека для улаживания этого щекотливого дела.

Слишком уж я вымотался за последние пару месяцев; не физически, морально. Процесс покорения вершин увлекателен и кажется бесконечным, но рано или поздно наступает закономерный итог. Ты стоишь на последней и самой высокой вершине, и чувствуешь не удовлетворение и не восторг, а пустоту. Оглядываешься по сторонам и понимаешь: Тебе всего тридцать, ты привык куда-то рваться, стремиться, пахать с полным напряжением всех сил, на пределе и даже далеко за ним, - а прикладывать эти навыки некуда.

Всё позади, а впереди -- неизвестность и, главное, одиночество. Потому что по дороге сюда ты умудрился растерять всё, что тогда казалось балластом. Нет, разумеется, всерьёз предаваться унынию я не собирался. Ощущения эти были понятны и знакомы, и посещали меня прежде; может быть, просто не в такой концентрации, но ведь и цели были помельче.

Потому я и уцепился сейчас за такую непривычную, зато сложную и даже в какой-то мере благородную задачу. Относиться к предстоящей поездке как к серьёзной опасности не получалось.

За годы моей спортивной карьеры доводилось сталкиваться с разными слоями общества; и с играющими в благородство воротилами не всегда легального бизнеса, и с откровенными уголовниками, и с политиками. Я был, - и оставался сейчас, - чем-то вроде призового жеребца, на которого делались по-настоящему огромные ставки, и приобрести которого в конюшню было бы большой удачей.

Меня пытались запугать, обмануть, купить, - всякое бывало. За договорные бои предлагались большие деньги, по-настоящему большие, а требовалось немного -- просто в нужный момент принять поражение. Только Петрович оказался удивительно упрямым и принципиальным типом, а вместе с ним и.

Оказалось гораздо удобнее зарабатывать деньги на самом. Сначала на ставках, потом на призах и на рекламе: А от серьёзных неприятностей, вроде откровенного шантажа и иных откровенно незаконных попыток давления меня, подозреваю, сберегало имя отца. Но насмотрелся я всякого. Один раз меня даже всерьёз пытались убить, - не знаю уж, спланированная это была акция, или действительно случайное совпадение, - а потом ещё чуть не посадили за превышение допустимой самообороны.

Боец моего уровня -- очень опасное оружие, применять которое в обычной драке за пределами ринга незаконно. Именно поэтому я не посещаю клубы и прочие шумные места, в которых есть риск нарваться на скандал: И тот случай окончательно утвердил меня в правильности собственных убеждений. Сделал исключение, поддался на уговоры Уотса, отметил в его компании свой день рождения; двое в реанимации, двое в недееспособном состоянии.

Когда четыре человека нападают на тебя с оружием, не знаю, кем нужно быть, чтобы не сопротивляться. Вот я и воспротивился как мог, а в результате чуть не попал под статью. Спасло меня несколько обстоятельств: Может быть, если бы я тогда обратился за помощью к отцу, не было бы никакого дела, и нервотрёпки было бы значительно меньше, но я очень не люблю жаловаться, особенно --.

В общем, всякое бывало, и за эти годы я не то чтобы окончательно разочаровался в людях, просто понял: Оказалось проще и правильней сначала ждать от окружающих подвоха, и только потом разбираться. Поэтому к Гайтаре я, конечно, готовился старательно, но серьёзных проблем не ожидал. Тамошние обитатели -- те же разумные существа, что и в других местах, и психология у них та.

В конфликтных ситуациях для включения у оппонента разума обычно хватает спокойной уверенности в собственных силах и моральной готовности напасть первым. Именно на подсознательном, животном уровне. Гораздо сильнее меня беспокоила приметность собственной физиономии, и оставалось надеяться, что жителям этого мира нет дела до общегалактических спортивных каналов.

В дороге по счастью не случилось никаких накладок. Даже частный торговец, взявший меня на борт при пересадке, оказался на удивление приличной посудиной с на удивление серьёзным капитаном, держащим свой экипаж в ежовых рукавицах.

Наверное, только такие и могут торговать с Гайтарой; такие, да всякая контрабандистская шваль. Свободное время в пути я посвятил изучению сброшенных Семёном материалов и вообще всего, что можно было узнать о Гайтаре.

Как оказалось, планета была богата не только пороками, но и полезными ископаемыми, обладала мягким климатом, и её экваториальные области вплоть до субтропиков занимали обширные плантации ценных и местами запрещённых культур. А ещё здесь заключались по-настоящему крупные сделки. Между теми, кому законодательство родных миров запрещало те или иные контакты, или между теми, кто предпочитал вольно толковать собственное налоговое законодательство.

Что касается рекомендаций и полезных людей, я не раз и не два помянул тёплым словом расстаравшегося брата. Мне бы вполне хватило Сай-Сааара ун Иссаваара по прозвищу Змея, давно и плодотворно сотрудничавшего с Федерацией и владевшего крупной уважаемой охранной фирмой, среди клиентов которой был и папаша Чун, а помимо него было указано ещё несколько интересных личностей. Семён обещал по своим каналам предупредить этого кариота о моём визите, так что, хотелось надеяться, дело сложится быстро и без особых осложнений.

В общем, Гайтара была, конечно, редкой клоакой, но проблем с выживанием на ней не предвиделось. Торговец на планету садиться не стал, его цель находилась на одной из лун. Но особых проблем подобная мелочь не доставила, потому что у спутника с Гайтарой имелось активное пассажирское сообщение, и один из челноков каждые два часа летал в нужный мне населённый пункт.

Так что я честно расплатился с перевозчиком, приобрёл место на борту челнока и через полтора часа уже выходил из здания небольшого космопорта, расположенного в городской промзоне. Проблем с деньгами у меня не предвиделось. Ещё на Оазисе я успел открыть в одном из крупных банков, имевшем здесь свои отделения, обезличенный счёт с привязкой к генной карте и ввести себе в запястье универсальный платёжный чип.

Зачем лишний раз светить фамилией? Город этот носил звучное имя Арбори и мало чем отличался от остальных конгломератов-мегаполисов планеты. Не только этой; все густонаселённые индустриальные миры были похожи. В центре острые стрелы небоскрёбов впивались в клубы висящего над городом смога, теряясь где-то высоко над ними, сливаясь в одинокую неприступную скалу.

Дальше отрогами разбегались более низкорослые кварталы, в конце концов сходившие на нет равнинами бесконечных промышленных зон и складов. Правда, от тысяч его товарищей Арбори отличался большей вольностью в планировке. Тут и там на окраинах к небу тянулись небоскрёбы, нарушая гармонию, а в центре, напоминая дырку от выпавшего зуба, зияла дыра. Там среди многометровых великанов затесался комплекс низкорослых зданий: Система общественного транспорта в Арбори имелась, но по рекомендации что Семёна, что иных источников, им я решил не пользоваться.

Во-первых, он представлял собой отстойник для самых жалких отбросов города, а, во-вторых, работал с определёнными перебоями. Поэтому я взял у космопорта автоматическое такси, сообщил адрес и расслабленно откинулся в кресле, созерцая сквозь прозрачную стену далёкие от жизнерадостности пейзажи. Пластик, керамика, снова пластик Прозрачный и матовый, блестящий и тусклый; дешёвые, надёжные и прочные материалы создавали декорации для мерно кипящей вокруг монотонной жизни.

Воздух пестрел разнокалиберными транспортными средствами, внизу тоже копошились какие-то машины; движение было весьма оживлённым. Огромный, кишащий мелкими полуразумными тварями кусок пластмассы, гигантский человейник. Не помню, кто придумал это слово, и где я его услышал, но оно лучше всего отражало окружающую действительность. Даже несмотря на то, что в городе жили отнюдь не одни люди.

Не люблю большие города. В плотном потоке транспорта путь до нужного места занял часа полтора. Охранная контора занимала несколько этажей в одном из небоскрёбов на краю центрального района города, - довольно престижное место без излишнего пафоса, что характеризовало хозяина с лучшей стороны. Высадившись на пешеходной дорожке и отпустив такси, я направился к парадному входу и через завесу силового поля, защищающего от запахов и шума улицы, попал в небольшое типовое фойе.

Стекло, пластик, полимерная керамика: Даже привратником тут служил андроид, то есть -- большой кусок пластика. Для того, чтобы уверенно и без запинок выплетать это имя, пришлось предварительно некоторое время потренироваться, но это было неизбежным злом. Андроид просканировал меня взглядом, - видимо, сличая мои данные с какими-то своими шаблонами, - сделал приглашающий жест рукой, и ничем не примечательный кусок стены отъехал в сторону.

На всякий случай подобравшись, я шагнул в полутёмный ход: Семён, конечно, обещал договориться, и никаких предупреждений от него я не получал, но мало ли! Вместо так нелюбимого мной пластика коридор был отделан каким-то коричневым камнем вроде песчаника, пол тоже покрывал мелкий белый песок. Тут и там по стенам, придавая камню ещё большей дикости, вился красными широкими лентами карийский хищный плющ. Впрочем, вспоминая личность хозяина, такому стилю можно было не удивляться.

И я готов был голову отдать на отсечение, что камень и песок здесь натуральные, не синтетическая имитация. Кариоты представляли собой ничто иное, как крупных разумных рептилий. Отделка камнем и песком для них была ровно тем же самым, чем для нас -- дерево: А плющ с точки зрения ящеров просто очень хорошо пах, но несовершенные человеческие ноздри были неспособны уловить этот запах. Коридор оказался коротким и расширился в небольшую круглую комнату. У ящеров Кария имелась привычка тщательно маскировать всю технику под естественные, природные образования, и понять при поверхностном взгляде, обычный булыжник перед тобой или какой-то сложный прибор, не представлялось возможным.

Кроме того, в отличие от людей, любящих всё визуализировать и отдающих предпочтение именно графическому представлению информации, кариоты ориентируются на иные чувства. Зрение у них развито слабо, а вот обоняние, слух и осязание на несколько порядков выше человеческих. У них даже системы связи работаются не через графическое и звуковое представление, а строятся на ароматах. Та комната, в которую я пришёл, больше всего напоминала японский сад камней, и единственным подвижным элементом здесь был лежащий прямо на песке старый кариот.

Древняя философия Кария гласит, что всё живое в древности вышло из Первого Яйца, разделившегося в определённый момент времени на миллиарды капель. То есть, всё живое когда-то было единым целым, и в связи с этим ящеры считают невежливым демонстрировать собственное незнакомство с собеседником.

Что касается цвета шкуры, это был такой же формальный, как всё приветствие, комплимент, вроде нашего "хорошо выглядишь". С возрастом чешуя кариотов светлеет, и сказать, что она тёмная, - значит, сказать, что собеседник выглядит молодо.

Он, в отличие от меня, против истины не грешил: Верхние очень похожие на человеческие и средние способные служить как вспомогательными "руками", так и запасными "ногами" лапы неловко сложились за спиной, а хвост обнял нижние конечности.

Для ящеров эта поза очень неудобна, и именно поэтому считается, что она демонстрирует отсутствие дурных намерений. Кариоты по галактической классификации тоже относились к гуманоидам, так что об их обычаях и физиологии я знал довольно. С ними приходилось драться, а чтобы победить соперника, его для начала следует хорошо изучить. Я даже в какой-то момент жизни здорово увлекался их необычной культурой. Проворные, сильные, гибкие, покрытые прочной чешуёй, - они были сложными и, главное, очень неудобными противниками.

Одно только избыточное количество конечностей чего стоило! И тем не менее у них были свои недостатки и уязвимые места, где пробить чешую было вполне по силам человеку. Главное, бить точно и следить за стремительным хвостом. А лучшей тактикой боя с кариотами всегда была затяжная оборона: Мальчик-воин, который хочет говорить с папашей Чуном, - Сай-Сааар склонил большую тупоносую голову, слегка приподняв охватывающий её и прикрывающий шею перепончатый воротник.

Жест, обозначающий тысячу и одну эмоцию; об эмоциональном состоянии ящеров очень сложно догадаться, не обладая их обонянием. Пойдём, ты покажешь, чему научился за эти годы, - проговорил он, направляясь куда-то в боковой проход, а я послушно двинулся следом.

Мои документы ему без надобности, а просто так светить фамилией не стоило: Понятное дело, что Зуевых в Федерации тысячи, но зачем рисковать лишний раз? Внезапно всплывшее детское прозвище в этом случае подходило идеально. Через ещё один короткий коридор и открытую платформу лифта мы спустились на пару этажей вниз и снова оказались окружены пластмассой во всех её проявлениях.

Я с грустью подумал, что подход гигантской ящерицы к оформлению жизненного пространства нравится мне гораздо больше, чем человеческий: Ещё один короткий коридор, в конце которого перед нами открылась дверь, и в нос шибанул отлично знакомый и даже почти родной запах въевшегося пота: Пройдя вслед за кариотом к свободному пространству, явно отведённому для спаррингов и окружённому защитным полем, я в растерянности замер на краю ринга.

Сам он меня что ли проверять будет? Обернувшись на звук, я растерялся ещё. Человеческая женщина, причём довольно молодая, не старше. Отдаёт бредом и галлюцинациями! Впрочем, Юнаро эта была весьма неординарной особой, что несколько примирило меня с действительностью.

Начать с того, что она была высокой, очень высокой, всего сантиметров на десять ниже меня, а это, на минуточку, больше метра восьмидесяти. Но двигалась она для своего роста очень легко и не сутулилась, что часто бывает с очень высокими людьми. Рассмотреть фигуру подробнее мешал свободный чёрный халат в пол, но лицо было весьма запоминающимся. Серые глаза смотрели с лёгким насмешливым прищуром, но тяжело, пристально. Коротко остриженные светлые волосы были влажными, частью топорщились, а частью липли ко лбу, ушам и шее.

Лицо было простым, невыразительным и откровенно скучным. Было бы и совершенно не запоминающимся, если бы жизнь не внесла в него свои коррективы. Нос женщины явно когда-то был сломан и не очень аккуратно сросся, а по правой стороне лица, от виска вниз по шее на плечо и ключицу, цепляя уголок глаза и губ и исчезая в вороте халата, сбегал красно-белыми кавернами широкий след от старого и явно самостоятельно потому что очень криво зажившего ожога, по виду похожего на химический.

Шрам вносил в черты лица асимметрии, стягивая уголок глаза вниз, а край губ, наоборот, приподнимая в вечной сардонической усмешке, что не добавляло привлекательности. Проверь, что он умеет, - степенно проговорил кариот.

В глазах плескалась насмешка. Чтобы вывести меня из себя и спровоцировать на агрессию, нужно нечто большее, чем чьё-то ехидство. Во-первых, дрессура Петровича даёт о себе знать, а, во-вторых, лично себе я уже всё давно доказал, спорить же с окружающими просто не люблю - Ну, тогда не жалуйся, - она повела плечами и, повернувшись спиной, подошла к стене. Одно прикосновение, и стенная панель отъехала, открывая шкаф.

Не обращая внимания на наше присутствие, Юнаро начала спокойно раздеваться. Впрочем, "начала" - это громко сказано, кроме халата на ней ничего не. Плотная тёмная ткань скользнула по коже, и -- каюсь, я залюбовался. Если лицо женщины не блистало особой красотой даже без учёта шрамов, то её тело, напротив, было совершенным.

Великолепно сложенное, гармонично развитое; красивая спина с прорисованными плавными изгибами мышц, узкая гибкая талия, мягкий контур бёдер, округлые упругие ягодицы и совершенно умопомрачительные стройные длинные ноги.

На спине женщины красовалась великолепная татуировка земного снежного барса. Я не большой любитель нательной росписи, но этот зверь был невероятно красиво исполнен; казалось, он шевелится и плавно потягивается при каждом движении хозяйки. Бросив сумку со своими немногочисленными пожитками прямо на пол, убрал болталку в карман куртки, куртку положил сверху на сумку и, быстро разувшись, прошёл на середину ринга, в самом деле на ходу разминаясь.

Смешно, но пластика движений была пунктиком Петровича. Он утверждал, что настоящий бой может быть только красивым, а если красоты нет, то бой превращается в драку. Вот и вдолбил в меня свои представления о том, что такое "хорошо". Более того, с его пинка я почти три года параллельно с основными нагрузками ещё и -- стыдно сказать!

А самое смешное, что кое-какие части тех занятий пришлись весьма кстати. Нет, не танцевальные па, но координация и чувство ритма сильно улучшились. Вообще, анализируя отношение ко мне тренера, можно было с грустью констатировать: Емельяненко воспринимал меня как кусок камня, из которого именно он, не соотнося свои желания с мнением этого самого камня, вырубал то, что считал правильным. Может, ему стоило стать скульптором? Может, у него в предках затесался кто-то из великих, и гены Микеланджело не давали покоя?

Зачем тебе эта работа? Нет, не так; она была изумительна! Плавная, быстрая, сильная, с великолепной техникой и выдержкой. Чувствовалась великолепная школа, очень странная для простого вышибалы; не галактический уровень, но для этой планеты -- более чем неожиданно! Вот только на пятой секунде боя я окончательно для себя признал: Не потому, что женщина; это ведь, в конце концов, спарринг, и собственную сестру я порой знатно гонял, когда она всё-таки уламывала меня на тренировку.

И синяки были, и ушибы. Да, осторожничал, соизмерял силу, но не до такой степени.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Сейчас мне было элементарно жалко расцвечивать синяками такое великолепное тело. Поэтому я просто ушёл в глухую оборону, мягко отводя все выпады и удары и не поддаваясь на провокации. А ещё через несколько секунд понял, что я, чёрт побери, действительно танцую, и слышу в голове ритм пасодобля! Не знаю, замечала ли это Юнаро, но я вёл её в танце, а никак не в бою. Впрочем, танец этот тоже был боем; старым человеческим кровавым развлечением, корридой, перенесённой на ровный пол танцевального зала и разделённой на двух людей.

Женщина нападала -- быстро, опасно, красиво, - а я исполнял партию матадора. И получал огромное удовольствие, прижимая к себе стройное тело партнёрши, ощущая ладонями его упругую силу и двигаясь с ней вместе под неслышный окружающим старинный ритм кастаньет.

Шаги, отведённые удары, повороты; я почти видел, как плещется в моих руках мулета. Одновременно случились две вещи. Заметившая, что бой превратился в нечто весьма странное и далёкое от изначального плана, Юнаро отступила, глядя на меня очень озадаченно. Обычное такое, знакомое каждому мужчине ощущение, весьма неуместное в данной ситуации.

Если бы передо мной сейчас оказался мужчина, всё было бы просто: Но этот проклятый танец и мой собственный азарт опять подстегнули гормоны. Вот именно это сильнее всего отравляет мою жизнь все годы, которые я сижу на стимуляторах.

Гормональный фон пребывает в таком виде, что Гольдштейн каждый раз, делая очередной анализ, долго и выразительно страдает. В спокойном состоянии всё как будто в норме, но стоит спокойствию немного пошатнуться, и привет. Иногда всплески порождают агрессию и раздражение, но чаще получается Я периодически пристаю к доктору с вопросами о медикаментозном снятии подобных проявлений, но он каждый раз меня очень далеко посылает.

И в итоге мне остаётся два выхода из положения: В крайнем случае, конечно, можно было ограничиться иными, чисто механическими способами удовлетворения собственных потребностей, но я питал к ним стойкую не вполне объяснимую неприязнь.

Знал бы кто, как мне надоели эти развлечения, и как хочется иногда после очередного напряжённого боя просто расслабиться и полежать на диване с книгой, а не давать организму дополнительные физические нагрузки. Скажи кому, ведь не поверят, заявят - зажрался парень!

Впрочем, сейчас, - не иначе, для разнообразия! Злости и раздражения оказалось вполне достаточно, чтобы унять неестественные позывы организма, и ощущение возбуждения быстро пошло на убыль. Правда, смотреть она продолжала с каким-то непонятным не то подозрением, не то неприязнью.

Я не стал уворачиваться. Разговор начал раздражать, но оставлять недосказанность не хотелось.