Больше никогда я не познакомлю тебя со своею душой

Юлианна Караулова - Больше никогда (Текст Песни, Слова)

А как же я теперь буду дышать. Куда бежать, чтобы ответ искать? Припев: Больше никогда я не познакомлю тебя со своею душой. Ты обрезал крылья. В этой жизни я горю в огне, - с этой болью о тебе. Ну и зачем - кричу Закрыта дверь. И понимаю не со мной он, не со мной он теперь. ru: Больше Никогда скачать и слушать онлайн в хорошем качестве на ru и другие Больше никогда я не познакомлю тебя со своею душой.

Ибо мудрость находится там, где образуется красота. А красота образуется везде, изо всего в жизни. Тебе не нужно ее искать. Она сама придет к. И, чтобы испытать все это, тебе не нужно покидать тело. Моешь посуду —ты наслаждаешься теплотой воды, ласкающей твои руки, и восхищаешься чудом воды и теплоты.

Работая за компьютером, ты видишь, как возникают слова в ответ на команды твоих пальцев, и радуешься власти над умом и телом, когда они выполняют твои приказы. Готовишь обед —и чувствуешь любовь Вселенной, которая дала тебе эту пищу, и, как твой ответный дар, вплетаешь в приготовление еды любовь твоего существа.

Не важно, насколько необычна или проста эта еда. С любовью суп можно превратить в нечто восхитительное. Когда ты в этом состоянии испытываешь обмен сексуальной энергией, ты знаешь высочайшую истину о том, Кто Ты Есть.

Караулова Юлианна - Больше никогда

Сердце твоей любимой становится твоим домом. Тело твоей любимой становится твоим телом. Твоя душа больше не считает себя отдельной ни от. Когда ты готов, ты бодрствуешь. В таком состоянии твоих губ может коснуться улыбка. Просто остановись на одно мгновенье и улыбнись.

Просто потому, что тебе хорошо. Просто потому, что твое сердце знает секрет. И потому, что твоя душа знает, что это за секрет. Улыбка вылечит все, что причиняет тебе боль. Ты просил Меня об инструментах, и Я даю их. Это еще один инструмент. И я почему-то подумала, что у него должны были на это быть какие-то очень серьёзные причины, если даже через столько лет он не захотел с этим обликом расставаться.

Светлана де Роган-Левашова «Откровение». Том 1. Детство

Обычно, когда люди умирают, в первое время после своей смерти их сущности всегда выглядят именно так, как они выглядели в момент своей физической смерти. Видимо, огромнейший шок и дикий страх перед неизвестным достаточно велики, чтобы не добавлять к этому какой-либо ещё дополнительный стресс.

Когда же время проходит обычно через годсущности старых и пожилых людей понемногу начинают выглядеть молодыми и становятся точно такими же, какими они были в лучшие годы своей юности. Почему малышка Стелла выбрала своим другом именно этого взрослого и чем-то глубоко раненого человека, для меня по сей день так и осталось неразгаданной загадкой.

Как оказалось, его звали Гарольд. Последний раз он жил в своём физическом земном теле более тысячи лет назад и видимо обладал очень высокой сущностью, но я сердцем чувствовала, что воспоминания о промежутке его жизни в этом, последнем, воплощении были чем-то очень для него болезненными, так как именно оттуда Гарольд вынес эту глубокую и скорбную, столько лет его сопровождающую печаль Он очень хороший и ты с ним тоже подружишься!

Ей, наверняка, не казалось, что говорить о нём в его же присутствии может быть не очень-то правильно Она просто-напросто была очень счастлива, что наконец-то у неё появился друг, и этим счастьем со мной открыто и с удовольствием делилась.

Она вообще была неправдоподобно счастливым ребёнком! И не потому, что она не понимала или не чувствовала человеческую боль или несчастье — напротив, я даже была уверена, что она чувствует это намного глубже всех остальных.

А теперь он уже намного лучше, правда, Гарольд? Тут же вмешалась Стелла Вот она мне и помогла. Я уставилась на Стеллу, ожидая объяснений. Эта девочка, сама того не понимая, всё больше и больше продолжала меня удивлять. Вот я их и поискала Естественно, из такого объяснения я ничего толком не поняла, но переспрашивать было стыдно, и я решила подождать, что же она скажет. Но, к сожалению или к счастью, от этой смышлёной малышки не так-то просто было что-то утаить Хитро глянув на меня своими огромными глазами, она тут же предложила: Судя по всему, это была какая-то очень жаркая, возможно восточная, страна, так как всё кругом буквально слепило ярким, бело-оранжевым светом, который обычно появлялся только лишь при очень сильно раскалённом, сухом воздухе.

Чуть дальше виднелся небольшой, древний белокаменный город, который по всей окружности был обнесён полуразрушенной каменной стеной. Злое, полуденное солнце яростно обрушивало всю мощь своих обжигающих лучей на незащищённые, пыльные улицы, которые, уже задыхаясь, жалобно прислушивались к малейшему дуновению, так и не появлявшегося, свежего ветерка.

Казалось, это был самый жаркий день самого жаркого на земле лета На ступеньках, под большим оливковым деревом, играл маленький белокурый мальчонка лет четырёх-пяти.

Всё может быть медитацией

А за ним, под старой яблоней собирала упавшие яблоки полная, приятная женщина, похожая на милую, заботливую, добродушную няню. На дворе появилась очень красивая, светловолосая молодая дама и Женщина была одета в необычное, но видимо, очень дорогое, длинное шёлковое платье, складки которого мягко колыхались, повторяя каждое движение её лёгкого, изящного тела.

Смешная, шитая бисером, голубая шёлковая шапочка мирно покоилась на светлых волосах красивой дамы, великолепно подчёркивая цвет её больших светло-голубых глаз. По-видимому, рыцарь собрался куда-то очень далеко, потому что лицо его милой дамы было очень печальными, несмотря на то, что она честно, изо всех сил пыталась это скрыть Я обещаю тебе, это правда в последний раз, — с трудом выговорил рыцарь, ласково касаясь её нежной щеки.

Разговор я слышала мысленно, но оставалось странное ощущение чужой речи. Я прекрасно понимала слова, и всё же знала, что они говорят на каком-то другом языке. Мальчонка почему-то никак не реагировал ни на близкий отъезд своего отца, ни на его прощание с мамой. Он спокойно продолжал играть, не обращая никакого внимания на взрослых, как будто это его никак не касалось. Меня это чуточку удивило, но я не решалась ничего спрашивать, а просто наблюдала, что же будет.

Мальчик, не поднимая глаз, отрицательно покачал головкой. Рыцарь кивнул и, взобравшись на свою огромную лошадь, не оборачиваясь поскакал по узенькой улице, очень скоро скрывшись за первым же поворотом.

А красивая дама печально смотрела ему в след, и душа её готова была бежать Но она знала, что этого не будет, что она останется там, где стоит, и что, по капризной прихоти судьбы, уже не увидит и не обнимет своего Гарольда никогда По её бледным, в миг осунувшимся, щекам, катились крупные, тяжёлые слёзы и сверкающими каплями исчезали в пыльной земле Она стояла неподвижно, как скорбная мадонна, ничего вокруг не видя и не слыша, а к её ногам жался белокурый малыш, теперь уже обнаживший всю свою печаль и глядевший с тоской туда, где вместо его любимого папы только лишь одиноко белела пустая пыльная дорога Гарольд не отрываясь смотрел на свою милую, и такую печальную жену, и смертельная тоска, которую, казалось, было невозможно смыть даже водопадом слёз, плескалась в его синих глазах А ведь выглядел он очень сильным и мужественным человеком, которого, вероятнее всего, не так-то просто было прослезить Ну не надо печалиться!

Ну, хочешь, мы не будем больше смотреть? Ты это видел и так уже много раз!. Просыпалась непривычно яркая, усыпанная алмазными каплями росы, весёлая, розовая заря. Небо на мгновение вспыхнуло, окрасив алым заревом каёмочки кудрявых, белобрысых облаков, и сразу же стало очень светло — наступило раннее, необычайно свежее утро. На террасе уже знакомого дома, в прохладной тени большого дерева, сидели втроём — уже знакомый нам, рыцарь Гарольд и его дружная маленькая семья.

Женщина выглядела изумительно красивой и совершенно счастливой, похожей на ту же самую утреннюю зарю Ласково улыбаясь, она что-то говорила своему мужу, иногда нежно дотрагиваясь до его руки.

Маленький опрятный садик дышал свежестью, влагой и запахами лимонов; грудь распирало от полноты струящегося прямо в лёгкие, дурманяще-чистого воздуха. Он слушал, как тоненькими голосами пели только что проснувшиеся птицы, видел прекрасное лицо своей улыбающейся жены, и казалось, ничто на свете не могло нарушить или отнять у него этот чудесный миг светлой радости и покоя его маленькой счастливой семьи Чудесное видение тихого семейного счастья исчезло Это был всё ещё тот же бело-каменный город, и тот же, уже знакомый нам, дом Только на этот раз всё вокруг полыхало в огне Ревущее, всё пожирающее пламя вырывалось из разбитых окон и дверей, и охватывало мечущихся в ужасе людей, превращая их в кричащие человеческие факелы, чем создавало преследовавшим их чудовищам удачную живую мишень.

Женщины с визгом хватали детей, пытаясь укрыться с ними в подвалах, но спасались они не надолго — спустя короткое время хохочущие изверги тащили их, полуголых и отчаянно вопящих, наружу, чтобы насиловать прямо на улице, рядом с ещё не остывшими трупиками их маленьких детей От разносящейся по всюду копоти почти ничего не было видно Обезумевшие от страха и жары, прятавшиеся в подвалах старики вылазили во двор и тут же падали мёртвыми под мечами жутко гикающих, носящихся по всему городу на конях, звероподобных диких людей.

Вокруг слышался грохот копыт, звон железа, и дикие крики, от которых стыла в жилах кровь Перед моими глазами, как в кино, проносились страшные, холодящие сердце картинки насилия и зверских убийств Но, взглянув на серьёзно-сосредоточенное личико Стеллы мне стало стыдно за свою слабость, и я заставила себя смотреть.

Мы оказались внутри того же самого дома, только сейчас всё в нём было полностью разбито и уничтожено, а посередине одной из комнат, прямо на полу, валялось мёртвое тело доброй няни Через разбитые окна с улицы слышались душераздирающие женские крики, всё перемешалось в ужасном кошмаре безысходности и страха